Генпрокуратура борется с курением…на экране

21 августа 2007 г.


В России больше не будет фильмов о Второй мировой. Просто потому, что их невозможно представить без Сталина и Черчилля, а этих двух политических деятелей - без трубки и сигары. Такой, казалось бы, абсурдный вывод напрашивается при ознакомлении с заявлением, которое 20 августа распространила Генеральная прокуратура РФ. Если перевести его на житейский язык, выходит, что государство будет давать деньги только на те фильмы, в которых зритель не увидит курящих героев или антигероев, употребляющих наркотики, а тем паче "злоупотребляющих" телесной любовью.



Надзорное ведомство проанализировало госконтракты, заключенные Роскультурой с продюсерами кинофильмов, производство которых полностью или частично финансируется из федерального бюджета. И не обнаружило в них предусмотренных законодательством ограничений на демонстрацию курения табака, а также на пропаганду наркотиков и распространение порнографии. Деваться Роскультуре, в общем-то, некуда, предписания Генпрокуратуры придется исполнять. Как быть при этом режиссерам и продюсерам, не вполне понятно. "Отказаться" от пропаганды наркотиков и распространения порнографии мастера культуры уж как-нибудь смогут, а вот что делать с табакокурением?

Если неукоснительно следовать букве закона, то в новых российских фильмах никогда не сможет прозвучать, например, песня в исполнении Клавдии Шульженко "Вспомню я пехоту и родную роту, и тебя за то, что ты дал мне закурить. Давай закурим, товарищ по одной, давай закурим, товарищ мой". Можно, конечно, после каждого куплета вставлять "напоминалку" – "Минздравсоцразвития предупреждает…", но это уже не песня получается… Курили на фронтах Отечественной, курили в Афганистане… И вовсе не "отрицательные персонажи" - многие жизненные ситуации "без дымка" просто не представить.

"Фонтанка" попросила оценить рвение надзорного ведомства таких заметных кинопродюсеров, как Дмитрий Месхиев и Марк Рудинштейн. Дмитрий Дмитриевич и Марк Григорьевич разошлись в оценках.

"Я думаю, что у нас в стране обязательно должны перевернуть все с ног на голову. Как с сексом, так и с табаком, так и со спиртными напитками. Если все это не принимает формы зарабатывания денег продюсером, если это не реклама, то все остальное имеет право на жизнь – в случае, если имеет художественный смысл. Можно, конечно, нарушая художественный смысл, начать запрещать все подряд. Вот представьте себе ситуацию – зона, заключенные вместо того, чтобы говорить на своем сленге, начинают изъясняться в духе "извините, господин Иванов, не разрешите ли пройти к писсуару вне очереди". Вот то же самое будет, если запретить снимать вещи, которые необходимы для точного отображения действительности. Принимать законы можно разные. Когда-то была очень модная тема – Говорухин предлагал принять "закон о нравственности". Я спросил – как можно принять закон о нравственности, если в нашей огромной стране живет множество народов, и у каждого своя нравственность. Вот столько же смысла несет закон о неупотреблении на экране сигарет. Это очередной идиотизм, кому-то делать нечего", - заявил нам известный кинопродюсер Марк Рудинштейн.

Ну а что же делать в этой ситуации? "Продюсерам нужно продолжать заниматься творчеством. Я хотел бы посмотреть тот судебный процесс, в котором будет осужден режиссер, художественно показавший курение. Это все равно что сказать – давайте снимать только фильмы о добре. Давайте откажемся показывать то, что существует. Ну, значит, наша жизнь постепенно закончится – просто не будет мускулатуры, чтобы бороться", - считает Марк Григорьевич.

Не совсем согласен с ним режиссер и продюсер Дмитрий Месхиев. "Я считаю, что запреты неправильны. Но и пропагандировать табакокурение тоже не стоит – говорю это, как человек, прокуривший 30 лет. Главное, чтобы на экране это делалось осознанно. Если действительно необходимо, чтобы персонаж курил – тогда это нужно показывать. А у нас иногда на экране курят все. И это никак не отражает художественный смысл, характер героя, его социальную принадлежность. Это неправильно. Поэтому некоторые ограничения, может быть, и нужны. Я вообще, честно вам скажу, в последнее время пусть и не ярый, но сторонник определенной цензуры. Потому как с той пошлятиной, которая на нас несется, конечно, нужно что-то делать. Конечно, не нужно возвращать цензуру на уровень художественных советов, решавших выходить фильму или нет. Но и не стоит оголтело кричать – "ой, нам наступили на горло тем, что не дают курить на экране". В конце концов, табакокурение – это не политическая акция. Я думаю, что в данном случае мы видим просто странное рвение прокуратуры", - заявил нам Месхиев.

Петербургский режиссер и продюсер считает, что определять для себя нужность сигареты на экране должны сами режиссер с продюсером. В крайнем случае может вмешаться Министерство культуры. В качестве примера необходимости этого художественного приема Дмитрий Месхиев привел свой последний фильм "Семь кабинок": "У меня там курят. Но а) – это экстремальная ситуация, б) - неправильные, нехорошие люди и в) - всячески скрывается название сигарет. Рекламу определить легко. Если у вас лежит в кадре пачка "Мальборо" - это реклама. А если пачка похожа, но на ней написано "Сигареты Ивановские" - то это уже не реклама", - сказал нам режиссер.

Как сообщает Генпрокуратура, по её представлению распоряжением руководителя Роскультуры Михаила Швыдкого установленные законом ограничения уже включены в условия государственных контрактов на оказание финансовой поддержки производства национальных фильмов.

Нам же кажется, что курение на экране за государственный счет - это далеко не главная проблема сегодняшнего российского кинематографа. Было бы лучше, если бы ведомство выяснило, каким образом на деньги налогоплательщиков снимаются антироссийские фильмы. Нет ли какого закона на этот случай?

Михаил Гончаров
Фонтанка.ру



Комментарии

Еще никто не оставлял комментариев к данному материалу.

Добавить комментарий



Похожие статьи


Доска объявлений Ктова.ру